Влияние Довлетмаммеда Азади на творчество Махтумкули — تأثیر خلاقیَت دولت مأمد آزادی بر مختومقلی


Довлетмаммет Азади

Довлетмаммет Азади

Magtymguly Info:  Довлетмаммет Азади родился в 1695 г., умер в 1760 г. в возрасте 65 лет. Начальное образование получил в сельской школе, затем продолжил учебу в одном из медресе Хивы. В совершенстве овладел арабским языком и фарси, лексическое богатство которых мастерски использовал затем в своем творчестве. В одинаковой степени настойчиво изучал произведения классиков восточной литературы и основополагающие каноны ислама. Непреходящие темы добра, чести и справедливости обрели новое звучание в его бессмертных произведениях «Вагзы-Азат», «Бехиштнама» («Сказание о рае»), «Бяш намаз» («Пять молитв»), а также «Отрывках из Джабыра Энсари», донесших до нас сквозь века общественные настроения того времени. Популярность данных произведений объясняется неослабным интересом к ним со стороны читателей. В этих произведениях, словно в причудливой мозаике, во всем многообразии отражаются жизненная позиция, кругозор, мировоззрение, философия Азади.

Несмотря на определенные успехи, достигнутые в изучении многогранного литературного творчества поэта, ученым предстоит еще немалая работа в данном направлении. Это продиктовано необходимостью объективной оценки весомых заслуг выдающегося поэта и мыслителя в прогрессе национальной культуры и общественного сознания.

Поэма «Вагзы-Азат» по праву занимает одно из центральных мест в литературном наследии Азади. Основную идею произведения можно охарактеризовать как гуманистический призыв уважать достоинство каждого человека, призыв к добру и справедливости. Поэма представляет собой органичный синтез различных философских (религиозных,  идейно-нравственных) и социальных (общественно-политических, бытовых) идей, объединенных в стройную концепцию построения прочного, социально зрелого, справедливого государства, причем некоторые аспекты этого в произведении рассматриваются с научной точки зрения, иные же обретают глубоко дидактическое звучание.

В поэмах «Бяш намаз», «Бехишнама», «Джабыр Энсар», равно как и в других своих произведениях, поэт мастерски вплетает легенды религиозного и бытового содержания в общую сюжетную канву поэтического творения. Поэма «Бяш намаз», в частности, представляет собой своеобразную осанну исламу, призыв к правоверным строить свою жизнь в строгом соответствии с догмами и канонами данной религии.

Еще одним характерным отличием творчества Азади от произведений его современников является простота и доступность изложения текста, что само по себе являлось достаточно сложной задачей, так как при всем стремлении к простоте и лаконичности мастеру необходимо было придерживаться устоявшихся в то время литературно-лексикологические стереотипов, которые не помешали, однако, рельефному отображению яркой палитры мыслей, чувств, переживаний. Эта особенность четко прослеживается в стихотворении «Бехиштнама», созданном на туркменском языке. Текст поэмы «Вагзы-Азат» наглядно демонстрирует искусное владение и использование поэтом арабского языка и фарси. Азади мастерски использует богатейший диапазон литературных приемов поэтики на туркменском, арабском языках и фарси.

Перейдем теперь напрямую к теме влияния великого мыслителя на творчество собственного сына – еще одного классика туркменской поэзии Махтумкули.

В самом начале нашего повествования уместно напомнить мнение академика А. Самойловича об Азади. Ученый пишет: «Как ученый могу утверждать однозначно: среди всех известных мне поэтов нет ни одного, кого бы я сравнил с отцом Махтумкули». Выясняется, таким образом, что Фраги происходил из чрезвычайно просвещенной семьи, что, несомненно, повлияло на формирование зрелого мировоззрение будущего поэта. Именно отец заложил первые ростки образования и нравственных ценностей в душе юного Махтумкули. Высокий авторитет отца способствовал укоренению в его душе зрелых  нравственно-личностных устоев. Семья – надежная гавань и первая ступень формирования каждого человека как личности. Кстати, современная наука полностью признает, что фундамент воспитания гармоничного, нравственно чистого человека закладывается именно в кругу семьи, а не в школе или медресе.

В данном контексте важно подчеркнуть еще одно обстоятельство – Азади  являлся признанным мастером поэтического слова и одной из самых прогрессивных личностей своей эпохи, имея в своем распоряжении солидное книжное собрание, фондами которого часто пользовался и Махтумкули.

Как говорилось выше, Азади скончался в 1760 году, когда Махтумкули едва миновало двадцать семь лет. Находясь в состоянии духовной близости они, возможно, показывали друг другу свои новые произведения, и сын испрашивал у отца совета по тем или иным аспектам творчества или тематического многообразия. Конечно же, данное предположение актуально в отношении молодого на ту пору Фраги, нежели Довлетмаммеда Азади. Терзания пытливого ума и вдохновенный внутренний мир выдающегося творческого дарования требовали ввести их в соответствующее русло. Махтумкули остро нуждался в мудрых советах и напутствиях своего отца, обладавшего солидным багажом жизненного опыта и научного познания. К тому времени Азади был широко известен как в научных кругах, так и среди простых людей. Его произведения воплощали в себе прогрессивные идеи и чаяния всего народа. Таким образом, именно отец стал мудрым наставником великого Фраги и напутствовал поэта, делавшего первые шаги по стезе стихотворного творчества. Примеры этому мы находим в ранних стихотворения Махтумкули:

Мне в помощь брат – Маммедсапа,

Отец – наставник мудрый мой,

Наперсник верный- Абдылла,

Ищу я взор Пророка чудный («Ищу я»)

Молитву вознесу, в надежде облегчить страдания свои,

Мне двери в мир наук открыл отец – мудрейший мой наставник.

Иному слово молвишь – разнесет по свету,

Другой, хоть обреки его мученьям, не расскажет («Не удержит слух мой»)

Надо признать: такой образец полного взаимопонимания сына с отцом и наставником можно встретить в жизни далеко не каждого поэта. Разительный контраст мы наблюдаем в жизненной позиции известных турецких поэтов и их сыновей: Тевфика Фикрета и его сына Халука, Мехмета Акыфа Эрсоя и сына Эммина Эрсоя, Джемала Сюрейа и его сына Мемо Эмраха. История литературы являет нам множество ярких примеров принципиальных различий в мировоззрении «отцов и детей». Азади не тяготился родительскими обязанностями, воспринимал детей не как обузу (а их у него, по разным сведениям, было девять или даже одиннадцать), но как дар свыше, и приложил все свои старания и умение, привнеся в душу и сердце одного из своих достойных сыновей – будущего великого поэта Махтумкули Фраги мастерство истинного творца и стремление отражать в своих произведениях нетленные понятия добра и гуманизма, до конца исполнив, таким образом, свой родительский долг.

Без преувеличения можно утверждать, что тонкие нити духовного родства, душевной сопричастности поэт бережно сохранял в своей душе и после кончины Азади. Махтумкули остался верен идейным истокам довольно распространенного на Востоке понятия «формирование совершенной личности», достойно продолжив продвижение по славной стезе своего великого отца. Махтумкули был и остается величайшим поэтом не только туркменского народа, но и всего Востока. Уход из земной жизни отца, сколь бы горестен он ни был, не подвел окончательную черту его неуемному стремлению к наукам и познанию. Его магнетически привлекало все передовое, прогрессивное, которое могло послужить началом нового вдохновения и навевало возвышенные идеи. Он предпринимает длительное путешествие, в ходе которого пересек всю территорию Туркменистана с востока на запад, побывал в Индии, Афганистане, посетил города Маргелан и Самарканд. В городе Туркестан Фраги встречается с последователями учения великого Ходжи Ахмета Ясави, затем отправляется в Хиву. Здесь происходит его тесное знакомство с творческим наследием Низами, Несими, Физули, Новайи, он изучает лучшие литературные традиции Востока, черпая в них творческие силы и неиссякаемое вдохновение. Именно поэтому туркмены с гордостью называют Махтумкули «Поэтом от Бога».

Довлетмаммет Азади создавал свои произведения на достаточно архаичном на ту пору туркменском языке, щедро приправляя поэтические тексты персидскими и арабскими лексиконимами. В то же время великий поэт ясно осознавал, что подобная лексическая составляющая его творчества, далекая от восприятия простых людей,  не способствовала значительным масштабам популяризации его произведений среди народа. Ссылаясь на накопленный в данном вопросе опыт, Азади дает наставление своему сыну писать на простом и доступном для современников языке. В своем стихотворении «Бехиштнама», обращаясь к сыну и ко всем мастерам пера, Азади открыто признается в том, что «всякое литературное творчество, дабы быть успешным, должно преодолеть языковой барьер».  Поэт, в частности, пишет:

Нет у меня знакомых среди персов и арабов,

Нет дела мне до персов и арабов вообще,

Мне близок тюрков мир, его избрал себе я,

Доступным языком для слов благословенных сердца.

Будь язык поэмы «Вагзы-Азат» несколько проще и доступне для восприятия, читательская аудитория данного произведения, вне всякого сомнения, была бы несравнимо шире и многочисленнее. Вероятно, осознание данного факта пришло к Азади значительно позже. Именно поэтому он ратовал за простоту и доступность поэтического языка, обращаясь своему сыну и всем своим собратьям по перу с наставлением быть проще и лаконичнее в мастерстве литературной интерпретации. Обратимся к его поэтическим строкам:

Коль нету мудрого правителя у края,

Не будет изобилия в нем, и благодати свыше.

В них поэт открыто выражает свою позицию в вопросе обустройства суверенного государства. Эта тема получает широкое развитие и в творчестве Махтумкули, по сути, она становится одним из основных лейтмотивов творческой палитры великого мастера пера. Махтумкули пишет:

В единстве сила всех туркмен, они, сплотившись,

Могли бы осушить Гульзум, и даже Нил могучий.

Теке, йомут, гоклен, языр, алили,

Единому служить мы государству все должны.

Выдающийся мыслитель, певец души туркменского народа, величайший поэт и непревзойденный мастер поэтического слова – Махтумкули Фраги всегда оставался истинным гражданином и патриотом родной земли, всегда жил надеждами и чаяниями своих соотечественников. Его произведения во все века звучат настоящим гимном духовного единения, гуманизма, истинного патриотизма, мужества и стойкости духа.

Пламенным призывом к человечности и верности гражданскому долгу пронизаны поэтические строки:

Устроен мир наш так, не станут замечать,

Коль нет у человека ценностей несметных,

Не купят и за грош слова бесценные твои,

Коль нет у всякого на то и воли, и познанья.

Поэзия Махтумкули пережила века и восхищает своей актуальностью и свежестью восприятия. Ныне весь туркменский народ гордится выдающимся сыном туркменской земли, олицетворяющим собой своеобразный символ единения и возрождения родной земли. Незыблемые узы духовного единения двух выдающихся поэтических дарований – Азади и Махтумкули – не ограничиваются одними лишь добрыми намерениями и созидательными идеями. Их объединяет одна эпоха, общие воззрения, зрелая жизненная и гражданская позиция, отличающая творчество выдающихся поэтов.

Источник:

http://www.medeniyet.gov.tm

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s